ПОРТАЛ

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ПОРТАЛ » Архив Историй и Глав » Что-то я забыл сделать... | 1 декабря 1997 | Свиток № 7


Что-то я забыл сделать... | 1 декабря 1997 | Свиток № 7

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

[Здесь ссылка на изображение]

Свиток № 7

Интервал между постами: не более 4 дней.

Персонажи: Меркуцио Пиарди, которому разрешено посещать занятия, преподаватель Травологии Адам Скабиор, кошка Филча Миссис Норрис и другие.

Время: Вечер понедельника, 1 декабря.

Место: Сначала один из коридоров школы, затем события развиваются на втором ярусе небольшой башни, которая располагается у подножия школы возле теплиц.

Пояснения:

Башня, в которой будет разворачиваться сцена, находится у подножия замка, восьмигранная в основании. В нее упирается с двух сторон каменная зубчатая ограда, поэтому нижний и самый высокий ярус башни имеет сквозной проход, чтобы преодолевать эту самую ограду и оказываться в пределах той части замка, что отведена для теплиц. Внутри этого каменного яруса есть винтовая лестница. Поднимаясь по ней мимо высоких, узких окон, вы оказываетесь на втором ярусе. Он в два раза ниже предыдущего. Здесь вас со всех сторон окружают окна, высотой от пола до потолка, то бишь все восемь граней яруса застеклены. Снаружи ребра граней украшены волнистыми фигурами драконов. Это первая теплица башни. Вторая теплица располагается на третьем ярусе. Он в виде купола и так же застеклен от пола до верха. Внутри обоих ярусов рассажены волшебные растения.Так же растительность имеется на самом верхнем этаже башни. Этот самый маленький стеклянный ярус увенчан куполом с черепицей и коротким шпилем.
Башня снизу до верху и обратно обдувается ветром, если не закрыть люки, через которые по винтовым лестницам вы перемещаетесь внутри сооружения. Кстати сказать, лестницы проходят через центр каждого этажа (Башню можно воочию увидеть в фильме "Гарри Поттер и Тайная комната"; урок Травологии).

Вступление: Адам Скабиор не может уснуть, поскольку никак не вспомнит, что именно он забыл сделать сегодня. Неудивительно, ведь он в течении уже четырех дней усваивает материал по Травологии, прежде чем приступить к преподаванию. Между тем его внимание вновь привлекает слабый запах лилий, напомнивший ему об одном человеке, которого он не теряет надежды найти вот уже несколько лет. Чтобы наконец найти обладателя аромата, Скабиор отправляется на его поиски, но по пути встречает Меркуцио Пиарди.

Адам Скабиор не может уснуть, поскольку никак не вспомнит, что именно он забыл сделать сегодня. Неудивительно, ведь он в течении уже четырех дней усваивает материал по Травологии, прежде чем приступить к преподаванию. Между тем его внимание вновь привлекает слабый запах лилий, напомнивший ему об одном человеке, которого он не теряет надежды найти вот уже несколько лет. Чтобы наконец найти обладателя аромата, Скабиор отправляется на его поиски, но по пути встречает одного из обитателей школы.


Пояснения:

1. У каждого игрока должен быть свой шрифт, как своеобразный почерк. Выберите тот шрифт, который будет характеризовать Вашего героя. Не беда, если понравившийся Вам шрифт уже используется другим игроком.

2. Мысли персонажа выделяются Курсивом.

3. Прямая речь - Жирным шрифтом.

4. Когда Глава закончена, в конце последнего поста пишите - Нокс!. Это сигнал администрации переместить Главу в Архив.

0

2

Замок погружался в темноту. Впрочем, разница между днем и ночью была не велика: темные силы образовали над школой чертовски мрачный ореол. Невидимый, но остро ощущаемый. Лукавить не стану – на моем чувстве юмора поначалу это сказалось неважно. Однако со временем я все же освоился. Правда, положение мое оставалось столь же неоднозначным.
Подложив руки под голову, я вновь прокручивал в голове все, что не давало покоя. Тем более заснуть никак не удавалось, ибо назойливым насекомым крутилась мысль: что-то я забыл сделать...
Ну да ладно. Продолжу размышления, раз уж не спится.
Доверять здесь даже собственной тени не следует. Она может оказаться не тем, чем кажется. Маневрируя среди разномастных фигур сторонников Лорда и, конечно же, учеников, я понимал, что в опасную игру себя вовлечь позволил. Позволил? Ну что за детство, Скабиор… В понимании Пожирателей это как раз таки они снизошли до тебя, полагая, что ты их пешка. Впрочем, Темный Лорд всегда недооценивал противников, да и союзников тоже. Уже то, что Гарри Поттера ему несколько лет не удавалось стереть в порошок, красноречиво об этом свидетельствует.
Я тотчас прогнал столь дерзкую мысль о Лорде. Мало ли... Не удивлюсь, если в собственной голове я не один с тех пор, как переступил порог школы. И тотчас перед глазами нарисовался образ Снейпа. На миг допустив это, я невольно прошелся колючим взглядом по комнате. Вдруг в темноте бдит за мной недремлющее око? Мерлинова борода, это просто смешно… Да кому ты нужен? И уж тем более Снейпу… Усмехнувшись над самим собой, я вновь задумался, погружая взгляд в темноту.
Меня не слишком веселила мысль стать истязателем и уж тем более – палачом, ибо веских причин для этого не было. А вот зажать какую-нибудь смазливую школьницу в укромном месте, потолковать о ее робкой мечте и перейти к действиям – это еще допустимо и вяжется с моим мировоззрением. Кстати, заманчивая перспектива.Что до порядочных волшебников, основавших в порыве праведных чувств Орден Феникса, то вряд ли бы моя физиономия вызвала у них страстное желание завербовать и посвятить в тайны. Карьера в Министерстве Магии и подавно не светит. А вот Пожирателям Смерти я, как видно, пригодился. Чтож, кто не побрезговал моими… талантами, с тем и сотрудничать придется. Словом, ничего личного, господа орденцы…
Раздался смачный шлепок, от которого я вздрогнул. За ним последовал шуршащий звук и глухие удары об пол.
- Черт…
Это в конце концов рухнули книги с кособокого стула – уж больно неустойчивой вышла пирамида из учебных пособий, словарей и прочей ерунды. День за днем крутая лестница из книг росла и, наконец обрушившись, вновь напомнила мне, как я жестоко страдал… Как мучился, вспоминая и заполняя пробелы о Травологии, проклиная и посылая ее к черту. Мой перегруженный мозг, вращаемый цитатами по нескончаемому кругу, едва не стошнило бесформенной грудой слов. А жаль – стало бы легче.
Пришлось подниматься, чтобы сию кучу задвинуть хотя бы под стол, дабы не споткнуться завтра спросонья. Что я, собственно говоря, и сделал.
Однако вскоре замер. Тонкая струйка аромата проплыла мимо, раздразнив мой нюх. Ну вот снова. Запах лилий уже не раз вильнул перед моим носом, чтобы затем исчезнуть. Но на сей раз стервец как будто зазывал куда-то, шевеля воздух. Я открыл дверь. Ведь как можно отклонить приглашение следовать за тобой? Быть может именно сегодня ты приоткроешь одну тайну, причинявшую мне до сих пор боль.
Вокруг стремительно темнело. Время близилось к отбою. Тогда как аромат так многообещающе манил меня за собой, что попадись на пути кто-либо и посмей окликнуть – тому, считай, не повезло…

0

3

Автор поста: Mercuzio Piardi

Сколько уже времени минуло с вторжения Пожирателей в школу. Пережито…
Первоначальные опасения, что за него возьмутся немедленно оказались преждевременными, Новая власть собиралась обосноваться надолго и нашла себе дела поважнее, чем разборки с семнадцатилетним сквибом, совершенно лишним "дополнением" к завхозу. От сердца немного отлегло, но страшные мысли далеко не разбежались. Мерк никогда не строил себе иллюзий насчет исключительности своей персоны, и что бы отвлечься от ожидания неминуемого дознания, юноша вновь загрузил себя делом, стараясь познакомиться с каждым из «новеньких», возможно, заручиться поддержкой, возможно, опытным путем определить, что ждать от каждого…
Строгое обращение давало свои плоды, Пиарди снова собрался, жизнь получила смысл и более не растрачивалась на болтовню и мимолетные знакомства. К тому же учеба позволяла временами вытеснить из мыслей то, что он тщательно скрывал – страх, страх, страх…
Одной из официально доступных ему дисциплин была Травология. Сыну аптекаря стыдно было бы не разбираться в полезных свойствах растений, волшебны они или нет. Мерк же и маггловскую ботанику любил, и к каждому корешку относился, как к существу живому, чуть ли не одушевленному, думающему. И не важно куда этот корешок отправится – в варево, именуемое зельем или в чай, который согласен выпить приболевший клиент-простец. В каждой травке заключена энергия солнца и земли, божественное провидение и опытная рука назначит ее применение…
Нет, конечно, он не подвергал анализу свои думы, когда раздосадованный неудачей, шел по школьному коридору. У нового преподавателя Травологии, мистера Скабиора, могла найтись три десятка причин, по которым он просто не явился в теплицы в назначенное время. Ну и что, что… что ни один профессор Хогвартса не позволил бы себе подобного, раз сам пригласил парня на собеседование. Адам Скабиор не преподаватель, он Пожиратель. Наверняка, со своими целями пожаловал он в школу, среди всех прочих. Да что там, Пиарди не переломится пониже поклониться – цель оправдает усилия.
Запнувшись за неровный камень, он чуть было не продемонстрировал сей знак уважения «ботанику», когда столкнулся с мистером Скабиором в коридоре:
- О, простите, профессор!... Я не хотел… - Случай свел их в тот же день и Меркуцио, преисполненный уничижительными мыслями к своему зависимому положению, немедленно воспользовался этим. - Как удачно Вы мне встретились. Я хотел извиниться… - Неважно, что причину он придумал только что, главнее – травник остановился. - …Я хотел извиниться, что опоздал к назначенному времени сегодня. Вы, должно быть, ждали, но после ушли? Совершенно правильно, не стоило задерживаться. Мне было бы крайне неудобно, если что-то у вас не сложилось бы из-за меня.
Мужчина, видимо, куда-то торопился на ночь глядя. Неважно! Мерк вцепился в него, что твоя борзая, намереваясь получить реванш за несбывшиеся планы, и нажимал, надеясь на совестливость англичанина:
- А те контрольные вопросы, что я у вас взять должен, можно и утром… Право же, я очень сожалею и прошу меня извинить…

0

4

Удача вдруг повернулась… неприглядным местом, когда жеманно ускользающий шлейф внезапно протаранил удушливый запах школьных теплиц. Витающие в сознании лилии – бесцеремонно растолкали тепличные растения. Их разбитная компания столь вольготно развернулась, что я невольно потерял тот легкий след... В сием рассаднике попутно дышал теплой волной мускатный орех, ибо был согрет действительно дыханием. Быть того не может… Помнится мне, как весельчак Сэм Готье любил часто уплетать орехи, он ими насквозь пропах, но ведь смешно предположить, что он идет мне навстречу. Значит это кто-то другой… и в этом кто-то гнездился ко всему прочему страх.
Но разве мне в диковинку ощущать нервные токи, что часто исходили почти от каждого в замке?
Ускоряя шаг, я намеревался вновь подхватить ускользнувший кончик того аромата, когда из-за угла вдруг вывернул виновник моей неудачи. Споткнувшись о выпирающий камень, поклонник мускатных орехов умудрился таки не пасть передо мной ниц, продемонстрировав поразительное проворство. Однако я успел заметить в движениях едва уловимый изъян, которым наградила юношу, скорее всего, травма. Уж не позвоночник ли однажды пострадал? Едва наши взгляды пересеклись, я понял, что так просто нам не разойтись. Юноша настолько бойко вступил в диалог, что я едва успел сморгнуть остатки наваждения и вернуться на землю. Мыслительный процесс на несколько мгновений завладел мной, после чего я, наконец, вспомнил что забыл сегодня …
Между тем речь молодого человека все лилась, прямо как из рога изобилия.
Я невольно смекнул, что ох как не прост он, этот Розьери… ох нет, кажется Пардьери... или все таки… Черт, ну что за напасть. Решив тактично имя опустить, я по-хозяйски подбоченился одной рукой, изучая черноглазого. Все равно цель упущена.
- Ну что ты... Как тебя не простить, когда грациозный реверанс ты так лихо исполнил? О да… я действительно ждал и надеялся, но как оказалось напрасно. И кое что на самом деле не сложилось. Но какое счастье, что ты мне все таки попался… – прозвучало так, будто ловушка захлопнулась. Ну как здесь не улыбнуться? Тем более что я раздосадован неудачей и есть шанс взять в свою очередь реванш.
- Зачем же оставлять на утро? Воспользуемся случаем и… – делаю вид, будто соображаю, тронув подбородок рукой, после чего щелкнул пальцами – …пожалуй, поднимемся на башню. Кажется именно там, я и оставил… Контрольные вопросы. Ты ведь никуда не спешишь? – ласково, с оттенком угрозы улыбнулся юноше, и это был явно не вопрос, а утверждение.
Честно сказать, я еще толком не знал: какую пользу извлеку из этой встречи. Но чутье подсказывало, что не стоит упускать случая. В конце концов, пора задвинуть под стол груду толмутов и начинать погружаться в школьный мир, дабы вникать в его хитросплетения.

0

5

Автор поста: Mercuzio Piardi

Первые несколько секунд исполнитель грациозного реверанса силился понять, во что обойдется ему нехитрая ложь, которая тот час же была использована профессором Скабиором. Удача, попавшаяся на его вполне невинный «крючок», норовила заглотить незадачливого рыбака, причем, значительно опережая его ожидания. «То есть прямо сейчас идем назад? Грацие…»
- Нет, сэр. Дежурство начнется через сорок минут. Я совершенно свободен… - «То есть уже нет, конечно, нисколько не свободен и вперед тебя возвращаюсь в ботаническую студию».
Меркуцио поблагодарил провидение почтительным кивком и, развернувшись на каблуках, лег на возвратный курс. Ближайшие полчаса его займут вопросами, а то и тестами. «Ну, все не так уж плохо, если в корень посмотреть…» - юноша бодро каламбурил сам себе, хотя бодрость иссякала с каждым шагом: неясные ощущения подсказывали ему, что его спина, его походка, каждое движение - под наблюдением. Отсюда следвало сделать вывод, что новый профессор Травологии или не так уж прост или… он не профессор Травологии, что тоже вполне возможно, он же ПС, а Псы…
- Профессор Стебль рекомендовала мне штудировать все три книги, вплоть до пятого курса, и справочник. - Начал он издалека, прощупывая методы преподавания новенького. Причем, головы вольнослушатель, рискуя прослыть невежливым, не поворачивал: шаги возле себя он и так слышал, а шеей вертеть было не слишком удобно, рискуя нарваться на внимательный взгляд. Итак, Мерк болтал, желая услышать в ответ упоминание авторов книг, по которым его будут спрашивать или хоть какие-то наводки на область предстоящего опроса.
- …Я сдал правила сбора, заготовки и хранения, написал эссе свойствах виноградной лозы и еще кое-что… Это после первых глав «Магических средиземноморских»…
Он лавировал по коридорам, наращивая скорость, и следя за тем, чтоб дыхание не сбилось на резких поворотах. Профессор… не отставал. Или он сотню раз прошелся этим путем (а Меркуцио повел преподавателя дорогой долгой, испытывая его терпение) или же… имеет определенные навыки быстрого хождения по пресеченной местности в компании с дерзкими мальчишками. В любом случае, времени, чтоб выслушать пространный отчет Пиарди о выполненных им заданиях было у Адама Скабиора предостаточно.

0

6

Так значит дежурство у него начнется вскоре? Тут же подцепил я ниточку. Стало быть, это и есть тот самый помощник многострадального Филча? Весьма полезная деталь. Может пригодиться.
Между тем, юноша очевидно расчухал, что я кое-что подметил, ибо блеск его глаз несколько померк. И в самом деле… это так неприятно, когда щупальца беспокойства стесняют изнутри, тем более что беспокойство не беспочвенно: ведь даже всемогущий Мерлин не ведает что можно от меня ожидать. Что до меня, то я терпеливо внимал пространной речи.

Мне показалось или он действительно избегает моего взгляда? Значит все же есть что скрывать…

И да, черт возьми, на что он надеется, перечисляя все это? Что я подхвачу и вдруг разверну монолог, цитируя «Энциклопедию поганок»? А было бы забавно, если превратить это в фарс. Едва я почувствовал, как вновь страдальчески-снисходительно погружаюсь в пучину научных знаний, как вдруг заметил двух студентов у окна. От моего внимания не ускользнул их весьма любопытный диалог:
- Ой… а где мои карманные часы? – при этом мальчик страшно побледнел. Приближаясь, я заметил, как он принялся судорожно ощупывать свой карман и в конечном итоге его вывернул, надеясь, что он ошибся, но тот оказался пуст с печальной дырой на конце.
- Эх ты… Сколько я тебе говорил, Себастьян, почини свой карман, - подковырнул его приятель, не прекращая смачно хрустеть яблоком.
- Что теперь делать? И даже конфеты нет!… - раздался в ответ едва ли не вопль отчаяния.
Видать знатные были часы. И конфета тоже.
- Ну так ты вспомни, где был последний раз…
Концовка затихающего вдали диалога вновь перекрыла речь моего собеседника:
- ...это после первых глав «Магических средиземноморских»…
Снова ухватив суть, я не поленился с долей иронии вставить:
- Надо сказать: занимательный отчет, я даже перебивать тебя не смею, - свернул в следующий коридор, начиная догадываться, что мы идем вовсе не к теплицам, а к школьному двору, совершая тем самым громадный крюк. Однако в последствии маневр обернулся удачей: выйдя с юношей на школьный двор и сделав несколько шагов я вдруг остановился.
- Одну минутку… - запустил руку в сугроб, извлек оттуда карманные часы на цепочке и покачал головой в знак притворного сожаления – Вот что бывает, когда носишь в дырявом кармане шоколадные конфеты… - назидательно продемонстрировал юноше часы, к которым коричневой лепешкой прилипло нечто, напоминающее конфету. Теперь лишь цветная обертка скорбно напоминала о лакомстве.
Очищая предмет от шоколадных крошек, я заметил между прочим:
- Кстати, тебе не кажется, что мы сбились с курса? – лукаво глянул на молодца, улыбаясь с хитрецой –Я знаю куда более короткий путь. Словом, следуй за мной, не пропадешь, - и часы, сверкнув позолотой, соскользнули в мой карман.

0

7

Автор поста: Mercuzio Piardi

Не каждый день может порадовать такой находкой. Меркуцио поймал себя на том, что, как полоумный улыбается мистеру Скабиору и взгляд не может отвести от металлической луковицей, исчезающей в его кармане. Травник произвел впечатление человека удачливого… сдержанного и наблюдательного. Хотелось, чтоб попроще был, хотелось, чтоб намеки даром не пропали? Ну, нет, похоже, что Пиарди предстоит поднапрячся над справочниками. Контрольные вопросы… они все больше интересовали молодого человека, поскольку давали возможность присмотреться к этому... профессору Травологии, мысли коего, похоже, были так же далеки от учебного труда, как эти двое от учебных теплиц: даже явные ошибки, которые Мерк старательно ввернул в свой «отчет» не были им отмечены. «…Он не учитель. Ни один препод не удержится от демонстрации своих знаний перед таким нерадивым существом, как я»… - Раздумывал юный агент, не ради изучения преподавательской психопатологии, конечно, а сугубо ради успеха получения зачета. – «А он… даже на предложение удобрить мандрагору свежим драконьим навозом промолчал! Как сдавать, если не понятны его «пунктики»?
Знаний Меркуцио хватало на уход за магическими растениями, он искренне интересовался каждым листом, но сдавать материал предпочитал быстро и без лишних усилий, а по сему – подходил к делу прагматически, и уроки отвечал так, как предпочитал услышать тот или иной учитель. Это срабатывало в маггловской школе, помогало справится с трудностями домашнего образования, произвело положительный эффект в общении с герром Мердером, начало давать свои плоды и с Северусом Снейпом (если конечно, не слишком обольщаться и внимательно следить за тем, что говоришь или делаешь), но… по-видимому с несчастной Травологией ему не повезло. Спасибо, хоть чувство юмора присутствует, будь Адам Скабиор построже – Пиарди бы уже поплатился за свою болтовню и явно обманный путь к Ботанической башне.

Должно быть, мир, в котором, помимо здешнего, пребывает этот человек, достаточно занимателен, раз не тратит он время на пустые нравоучения. Мерк прекрасно понимал намеки и порадовался, что сумеречные вечерние тени скрыли его полыхнувшие от стыда щеки. Он подумал, что это человек интересен ему так же, как… скажем, Снейп, и ценен своим особенным, неясным еще знанием.
Разумеется юноша позволил вести себя прямой дорогой и теперь, поменявшись местом с травником (да Мерлин с нами, был ли он травником) старался поспеть за его широким шагом:
- Я так рассеян… простите, все время думаю о чем-то… не том…

0

8

И до чего же забавно просияло его лицо. Я невольно сверкнул улыбкой в темноте, заметив в черных глазах ярко сверкнувшие блики от часов. А он потешный. Чем-то меня в юности напоминает.
Однако… стоп.
Опасно допускать подобные мысли. Привязанность для такого, как я – непозволительная роскошь и… погибель. Тем более что не я один среди нас двоих подмечаю детали. Я ведь тоже был под пристальным вниманием. Только стиль у юноши, разумеется, был несколько иным. Под стать темпераменту: воздух едва ли не шевелился от его подвижных дум. Но как бы ему не пришлось пострадать от излишней активности, ведь я могу совершить внезапный переход, чтобы не дать переступить черту дозволенного.
А хотя… я бы не прочь уже кого-нибудь для разминки настигнуть. Слишком долго я корпел над страницами книг в звенящей тишине. И кстати, повод есть перейти к действиям: злополучные «мстители». Даже если он и не замешан здесь – мне важен сам процесс… В конце концов, слишком поздно отступать. Вызов брошен и вызов принят. Ну а я намерен искать.
Мысли вновь прервал запах мускатного ореха, как только ветер взвился, сменив курс на миг. И зачем он вообще жует этот плод треклятый? Что за надобность? Я как никто знаю каким свойством обладает сия пряность, если налегать на нее: наш искрометный Готье подсел на орехи одно время, как на вещество, доводящее до нешуточного дурмана, и я лично лицезрел как старый весельчак терял связь с реальностью, пока я не отрезвил его пошатнувшийся ум внушительной тирадой.

Между тем все так загадочно вокруг темнело…
- И о чем же ты думаешь? – тотчас подловил собеседника на слове, надеясь увести разговор в русло, нужное мне.
К тому времени мы вышли на прилегающую к замку территорию, где располагались теплицы. Очертания задремавших растений были еще смутно видны. А дальше впереди – на фоне гаснувшего неба показались зубчики крепостной стены, посреди которой стояла башенка с коротким шпилем. Будь моя воля, поселился бы в ней. Неважно, что временами там завывает ветер, содрогаются стекла в рамах и ни единой души. Зато не давит громада замка, который когда-то был прекрасным, а теперь… понурый монстр с щетиной башен на хребте.
- Уж не о «мстителях» ли? Я охотно выслушаю твои соображения по этому поводу. Или же сведения. Или даже… признания, - говорил я при этом ненавязчиво и мягко, но с легким нажимом, как будто постепенно начиная припирать к стене. Я намеренно не оборачивался назад, продолжая идти к Ботанической башне, давая возможность молодому человеку подготовиться к неизбежному.

0

9

Автор поста: Mercuzio Piardi

«Вот оно» - Неясные подозрения по поводу роли профессора Травоведения в числе нового преподавательского состава оформились окончательно. «Интересно… Он один из тех, кто будет выявлять мстителей? Расследовать? Или же просто озабочен проблемой?» Мерк погонял кусочек муската за щекой и вздохнул, следя за тем, как поверх высокого плеча мистера Скабиора поблескивают стекла приближающейся ботанической башни.

Привкус знакомой с детства пряности, успокаивал, придавал уверенности. Пару недель назад, когда нашел на хогвартской кухне совсем свежие орехи, он обрадовался им, как родным. Старинный буфет в прохладной кухне, выходящей окнами во внутренний дворик, где выращивали некоторые полезные травки, сам был полон таинственных ароматов, а в глубоких ящиках среди столового серебра перекатывались такие вот тугие овалы орехов. Потертые с краю или надкушенные, треснутые, разбитые напополам… полезность в малых количествах, опасность галлюциногена - в больших… долго «не отпускает», как говорила бабушка, но рот дезинфицирует и дыхание очищает отлично… «Бабушкина шкатулка»… ножки украшены головами драконов… Поначалу, вперемешку с клубками шелка, там хранилась куча занятных мелочей, а два года назад, приняв прах Бабушки Тессы, прозвище ларца приобрело дополнительное значение…

У Меркуцио уже была попытка доказать обществу свою полезность. Именно в связи с делом мстителей пришел он, в далеком уже декабре, к сэру Элфиасу Дожу. Беседа казалась содержательной. Пиарди узнал об основных уликах и смог высказать предположение о методе этой… банды. К нападающим он не испытывал не малейшей симпатии, как и ко всему прочему соперничеству, вернее, вражде, факультетов. Чем долее жил он в Хогвартсе, тем упорнее была мысль, что единственный способ выжить - придерживаться строжайшего нейтралитета. Ни школьные сообщества, ни гербовые нашивки на мантии уже не привлекали его, а разговоры о количестве волшебства в чистой крови и подавно. Выросший среди магглов, тщательно изолированный от магического сообщества он не проникся необходимостью чистки магических рядов и все ловил себя на мысли, что не испытывает предписанной ныне брезгливости к грязнокровкам.
Соображения по поводу мстителей? Теперь эти сведения можно было… выгодно обменять? Сообщить нечто, повышающее его ценность в глазах вот этого человека (догадаться бы кто он на самом деле).
Но Меркуцио почему-то боялся идти на откровения. Может быть, все еще свербила обида: сэр Элфиас и после приятно-дельного чаепития не пожелал длить знакомство с догадливым сквибом. Теперь же, при Новой власти, юноша, как никогда, чувствовал себя одиночкой, а сближаться с кем-либо опасался.
- О чем? Да так… ни о чем… о травах… о контрольной… - Он продолжал отмерять ненужные паузы между словами, придуриваться, играть в мальчишку, стремящегося получить лишний балл. Пусть невдомек профессору Скабиору, что баллы этому парню вовсе не к чему, и предмет его стараний не аттестатная ведомость, а те крупицы знания, которые удается получить здесь, на правах вольнослушателя. И все-таки, что-то зацепило его в общении с новым травником, причем это «что-то» возникло совсем недавно, что-то такое мимолетное…
Мстители? Кто же мне о них расскажет? Я же не слизеринец… - Однако, то, что знал так и просилось на язык и парень почти проговорился о своем интересе, чувствую некоторое давление, на которое обязан был ответить. - Ребята многое болтают… А признаваться мне вовсе не в чем!
Последнее вылетело бесконтрольно, поскольку Мерка внезапно осенило и внимание переключилось совсем на другой предмет.
Спутники уже достигли тепличного портала, когда отблеск света на витиеватой резьбе дверной ручки (столько раз виденной им прежде) мгновенно напомнил точно такой же блик на резьбе часового корпуса - точной копии часов, блеснувших несколько минут назад в руке мужчины: Родольфо Пиарди, громко бранясь и разыскивая что-то в бесконечном ящике буфета, в сердцах швырнул их под салфетки. Должно быть, вещица не особо ценна, типовая…

0

10

Ну что же… кажется процесс пошел.
Воспаленный нерв проблемы дернулся. Ибо мускатный орех шевельнулся за щекой, унимая страх. Ибо последовал вздох. Развернись я сейчас к молодому человеку, застигнув его тем самым врасплох, я мог бы добиться большего. Но не здесь. Не сейчас. К чему в потемках наступать? Ведь я же толком не увижу душевных терзаний, упущу ценные детали и возможные намеки.
Потемки оставим для утех.
А башня все ближе. Вырастая перед нами, она уже не казалась такой скромной в размерах. Приближаясь к ней, я шаг намеренно замедлял, ступая по обыкновению размеренно. Тем более юноша мне туманно, но отвечал. И надо сказать, его легенда я-ничего-не-знаю рассыпалась с каждым новым словом. Помимо своей воли, он все же пополнил копилку сведений новыми деталями и я опять таки ухватился за конец одной из них:
- Так значит все же болтают? И кто же? Кто, помимо слизеринцев, с которыми ты не знаешься, так озабочен проблемой и охотно делится с тобой? Причем заметь… - достигнув входного портала, приостановился и развернулся к юноше - …что я тебя не пытаю. Обхожусь с тобой деликатно, едва ли не с отеческой… любовью. Согласись, что куда приятнее вместо истязаний вести мирный диалог. – Рассудил с ясным намеком. Однако, заглянув в лицо собеседника, я вдруг обнаружил, что он умчался в мыслях куда-то очень далеко.
Впрочем, следующие мои слова должны вернуть его к действительности, которая коварно сжимала кольцо:
– Но конечно… если ты жаждешь страданий, то я могу это исполнить. Впрочем без особой охоты, не стану скрывать, ибо я не так искусен в Круцио, как леди Беллатрикс, к примеру, и могу не рассчитать силу... Ну не любитель я мучительной драмы с вопиющим концом. – Состроил кислую мину, принимаясь заботливо и неторопливо расправлять воротник юноши, словно бы намереваясь в следующий миг его беззащитную шею сдавить – И если действительно признаваться тебе не в чем, а только откровенно пересказать, то нечего бояться. Но... для начала все таки поднимемся наверх, там тебя с нетерпением ждут Контрольные вопросы. – Успокаивающе похлопал паренька по плечу, после чего развернулся и погрузился в недра портала.

Едва мы сделали несколько шагов в пределах сооружения, как вспыхнули ближайшие факелы на каменных стенах. Винтовая лестница головокружительно повела нас наверх. Факелы продолжали взвивать свое пламя, приоткрывая завесу темноты. Здесь царили гораздо гуще сумерки, несмотря на то, что мимо нас проплывали высокие и узкие оконные проемы. Такова специфика подобных сооружений. Они по-своему прекрасны. Парализующие духом мистического величия, возносящего вас вверх, но прекрасные все же…
Так мы вскоре достигли второго яруса.
Здесь нас ожидали растения, рассаженные по периметру и слабо шевелившие свои побеги в полудреме. Но здесь мы были все таки одни. Драконы, украшавшие снаружи грани яруса, хранили титанический покой и молчание. А большего и не нужно.
- Итак… - я развернулся в который раз к юноше, сунув руки в карманы брюк - …сдвинем церемонии и перейдем к делу. У тебя было время подумать, прежде чем подобрать слова и затем… откровенно ответить на вопросы. Здесь ты можешь отвечать без опасений, ибо нас никто не слышит. Мы здесь совершенно одни. – Акцент на последнем слове.
Повисла тишина.

0

11

Автор поста: Mercuzio Piardi

Угрозы не пугали. Похоже, они производили совсем обратный эффект, снабжая и без того буйную головушку адреналином. Круциатусы и леди Беллатрикс были ему еще неведомы и щекотали нервы ужасами чужих рассказов, а вот упоминание об отцовской любви… Он промолчал, внимательно глядя в лицо Скабиору. Наверное, в широко раскрытых глазах юноши мелькнул страх – мужчина продолжил рассуждения о способе добычи истины. А еще от него ощутимо веяло силой. И той, которая так восхищает юношей в мужчинах и то, что сделала бы честь любому волшебнику… Мощная аура вкупе с весьма красноречивым взглядом… нет, не нависли пока над Меркуцио грозой, но близость силы, еще не проявленной, заставила насторожиться.
Вернувшись к насущному из глубин своих воспоминаний, Пиарди понял, что отвечать придется и, отвел взгляд ниже – уткнулся в подбородок, соображая с какой частью информации расстаться будет выгоднее. Мужская рука возле ворота тяготила его. Но не угрозой, а скорее - фамильярностью, и парень рад был, когда, после так и не прервавшегося его молчания, ободряющая рука убралась восвояси. Следователь (а Меркуцио больше не сомневался, что напоролся на розыскника Пожирателей) продолжив путь, вновь повернулся спиной, а юноша целую минуту посвятил обдумыванию, что спровоцировало вопросы об Отряде Дамблдора. Контрольные вопросы.

Оранжерейные красоты - то тут покажут из мрака блестящий лист, то там внезапно взовьются побегом – не привлекали юношу. В другое время, он бы тут все горшки исследовал, под каждый лист заглянул, перенюхал, перетрогал, наслаждаясь теплой сыростью, прелостью, мшистым духом… Сейчас Меркуцио шел, аккуратно ступая вслед «травнику», отклоняясь от плохо различимой в сумерках кадки, подныривая под ветку… Ступеньки второго яруса, словно тропинка… вот и поляна в этом сумеречном лесу…
«Туки-туки-тук» - сказало сердце, забившись под кадык.

Рефлекторно он в точности повторил движение визави – руки отправились в карманы пиджака, воротник которого совсем недавно с эдаким намеком поправил Адам Скабиор. Пальцы правой в кармане коснулись рукоятки ножа, незаметно поворачивая ее вверх. Оберегая спину, он придвинулся к стеллажу с пустыми горшками и, незаметно касаясь локтем, измерил расстояние до него. Увиливать, нападать или сбегать было совершенно бесполезно. Зеркальная поза обычно означает согласие с мнением собеседника. Но здесь она смотрелась вызовом.
А тишина звенела намеком.

- Вы не профессор Травологии.
По старой привычке начинать сложный разговор с констатации факта, Мерк, ответа не ждал, продолжил:
- А я не из Отряда Дамблдора.
Очень хотелось повесить паузу и послушать, что заинтересует поисковика в первую очередь, а потом и сориентироваться, но… Но безопаснее было сразу же провести черту.
- Мне довелось лишь немного помогать в поисках. Должность обязывала. – Он не выдержал и облизнул сухую губу. - Задавайте вопросы.

0

12

Тишина.
В ее власти решать судьбы людей, даже в считанные мгновения. Не раз я совершал крутые виражи в молчании, подобном этому. И сейчас, едва встретившись с черным взглядом, я понял, что тишина из тех, что совершит сейчас в сознании маневр. И я уже спросил себя для старта: почему же развил с ним разговор о «мстителях»? Разве был повод? И в самом деле… Раз так, то почему бы не попытаться это выяснить. Сейчас. Под покровом безмолвия. Пока наши взгляды пересеклись и неподвижно застыли. Пока звенела тишина…

И я мысленно ринулся за ним.
Плутая в лабиринте препятствий, я жадно сокращал расстояние. О такой жертве можно только мечтать. Мальчик изворотлив и одновременно податлив, сбавляя скорость, давая возможность поймать, но… лишь свой взгляд. Чтобы затем с демоническим проворством сгинуть. Лукавый маленький дьявол… И кто кем играет, черт возьми?.. И как будто в ответ (а скорее: в насмешку), невесть откуда прокравшийся луч света, угодил в его глаза, когда он обернулся снова. Только тогда я наконец понял: это он… со мной играет. Он ложная жертва. Коварная иллюзия для тех, кто возомнил себя над ним кукловодом, кто мнит себя алчущим зверем, и даже для тех, кто надеется стать другом…

Прокрутив все это в голове, я изменился в лице. Тогда как молодой человек констатировал факт о моем предназначении в школе. Я не спешил отвечать. И даже когда он направил диалог в иное русло, я ответил не сразу. Потому что соображал что делать дальше. Я уже не пытался к молодому человеку приблизиться и уж тем более не предпринимал попыток запугать. Здесь следует действовать иначе. Что же до признания? То он без лишних предисловий отрезал уже: я не из «Мстителей». И я настаивать не стал.
Между тем назревала идея.
Тронув рукой свой подбородок, который, кстати, уже успел к вечеру покрыться щетиной, я стал его задумчиво потирать, глядя на молодого человека. Мой взгляд можно было счесть, мягко говоря, странным, двигающимся по внешнего облику парня подозрительно медленно, задерживаясь на отдельных деталях. Впрочем, я затягивал с ответом. Наконец, обратно спрятав руку в карман, я ответил:
- Ну почему не профессор? Я дерзко допускаю эту мысль с тех пор, как свернул горы науки всего за несколько дней, – обостренные контрастом света и теней черты моего лица слегка смягчила улыбка, располагая к себе, но близко не допуская – Что касается «мстителей»… я бы удивился, если бы ты принял деятельное участие. Ты не настолько примитивен, смею заметить. Контрольные вопросы? – повернулся на каблуках в поисках стола – Одну минутку… - Выдвигая один ящик за другим, я силился вспомнить где вчера вечером оставил свиток с вопросами. Помнится, что где-то на столе. Как вдруг что-то справа забеспокоилось и воровато зашуршало. Оказалось, что щупальце вьюнка решило надо мной подшутить и умыкнуло рулончик. Цокая укоризненно языком, я подцепил щупальце за скрюченную завитушку и приподнял вместе со свитком, которую оно успело собственнически обвить – Ну что за манеры, другой мой? Неужели нельзя было как-то иначе завладеть моим вниманием, м? – Освободив Контрольные вопросы от коварных пут, я протянул их молодому человеку, окатив его выразительным взглядом – Прошу ознакомиться…
Но едва парнишка обхватил пальцами скрученный пергамент, как я вдруг вспомнил о том, что упустил одну деталь и задержал свиток.
- Ах да, чуть не забыл... Надобно уточнить твое имя, во избежание недоразумений, – продолжаю держать Контрольные вопросы.

0

13

Автор поста: Mercuzio Piardi

- Меркуцио Адамо четвертый, Пьярди.
Ответ был негромким, но не без вызова. Сам не давая себе отчет, почему, Меркуцио все еще ощущал необходимость защищаться. Руки из карманов он, разумеется, извлек, ухитрившись подобрать в рукав нож и «собачкой» не щелкнуть. Но, сосредоточившись на незаметности действия, минутой позже, потерял контроль над звуками, и фамилия прозвучала мягко, обычно для тосканского, но не для английского выговора. Выполнив требуемое, парень настойчиво потянул свиток к себе, завладел им и поспешил скрыть неуверенность за поиском места, на котором мог бы, благонравно прикрывшись пергаментом от испытующего взгляда, углубиться в тест.
Стол, заваленный разной подручной мелочью, вперемешку с крупицами дерна, к себе бы не подпустил, на нем и так уже обитали мешочек, должно быть, с семенами; обломанные палочки сургуча; моток бечевки, для подвязки дерзкой лианы-воровки; колышек… грабельки… «порошок безупречного роста»… В общем, Меркуцио устроился за конторкой в углу и воровато прищурившись, попытался оценить, сможет ли господин профессор следить за ним сквозь кружево листвы, трепещущей зажженными лампами.
Снова воцарилась тишина, приковав все его внимание к контрольной.

Вопросы не были просты или особенно сложны, помощник завхоза даже не определился, к какому курсу можно было отнести эту стандартную выборку знаний, обязательных для человека, именуемого волшебником. Именуемого, согласно диплому. Ему, ограниченному не страницами учебника, а несколькими месяцами, нежданно свалившимися в руки, на то, чтоб сравнить-расширить-углубить свои собственные представления о волшебных гербариях, было по сути все равно. Он жадно пробежал глазами по строкам темно-коричневого текста. Машинально отметил ногтем самые очевидные и занялся теми, которые требовали небольшого разъяснения, чтоб после уделить внимание сложным.
Такие обычные для студента манипуляции…
Мерк оторвался от пергамента, оглядел пространство рядом, надеясь найти перо, поскольку, в малознакомом ему помещении, не знал, откуда его приманить. Пера не обнаружилось, зато Пиарди нечаянно наткнулся на взгляд мистера Скабиора, глаза немедленно опустил – извинением любых его действий сейчас был интерес к контрольной работе - полез пошарить по карманам в поисках карандаша. Это добро, надкусанное, но почти всегда тонко заточенное, было у него в избытке, и, отвечая на «…свежим ли драконьим навозом или же болтушкой из него, следует удобрить валериану»… он, только что успокоенный находкой, вдруг, озадачился другим вопросом.
- «Почему я?»
Карандаш мирно шмыгал туда-сюда, оставляя за собой цепочки следов, складывающиеся в объяснения преимуществ сфагнума в качестве мульчи, а мысли метались совсем в другом направлении. Адам Скабиор… нет, он не отпрянул, но тактично прекратил даже то давление, с которого начал… Другой бы успокоился, а Меркуцио на несколько секунд уставился в угол, пытаясь понять… предугадать, что последует за этим – уж не следующая ли, более изощренная попытка подобраться поближе к некому Меркуцио Пиарди, вернее, к его мозгам? Хотя… «может быть, этот человек и не легилимент (в конце концов, откуда такой страх?) а просто опытен в чтении жестов собеседника»… Мерк и сам мог бы «прочесть» замешательство в движении рук или желание собеседника скрыть правду, буде он почешет нос. Сразу же завертелась мыслишка, а сколько всего можно было прочесть в позах самого Меркуцио? Сколько всего он рассказал о себе, засунув руки в карманы…
Мысли путались, вопросы казались все более сложными. В довершение ко всему, юноша почувствовал потребность немедленно засунуть за щеку кусочек муската, так дивно успокаивающего и прочищающего мозги. Сколько он сжевал за сегодня орехов? Бабушка предупреждала, что полезные свойства исчерпываются тремя, а на четвертом… Прикусив карандаш, Меркуцио обеими руками лихорадочно шарил по карманам, хорошо помня про оставшуюся заначку, но… не находил ни одного!

0

14

Ответ прозвучал как свист клинка с долей вызова: Меркуцио Адамо четвертый Пьярди! Это что-то вроде: Генрих второй Короткий Плащ из династии Плантагенетов? - не без сарказма вопросил я себя. Между тем свиток выскользнул так ловко, что я пару мгновений стоял с пустой приподнятой рукой. А сам юноша тем временем огляделся в поисках места поукромнее. Я кстати тоже обратил внимание на стол и приметил там пару вещиц, которые были весьма кстати: кол и пучок бечевки. Покосившись на бесстыжее растение, я подхватил деревяшку, вогнал ее в землю и вооружился веревкой. Так... где ты там, чудо курчавое? Ползучий стебель юркнул под куст, почуяв неладное. Ага, вот ты где... Я кое-как отодрал его от ветки, примотал к древку и подбоченился, наблюдая за тем как растение норовит высвободиться. Пожалуй, это надолго. Тогда я вновь оглянулся на стол, повыдвигал ящики и в одном из них откопал среди хлама клочок меха розоватых оттенков. Должно быть это все что осталось от наушников, что надевают в целях безопасности, когда пересаживают Мандрагору... В самый раз. Не давать же ему грабли? Еще вдруг запустит в лоб.
Шерстяной комок пришелся вьюнку по душе, он принялся теребить его и размахивать им, проводя нечто вроде испытаний на прочность. Молодой человек к тому времени нашел таки себе убежище и углубился в Контрольные вопросы. Надо бы и себя чем-нибудь занять. Где-то мельком я видел стул. Ах да, вот он. Жесткий правда, дико скрипит и ножки не все стоят на полу устойчиво, но зато изделие без подвоха. Тогда я без опасений расположился, вытянул ноги во всю длину, барабаня пальцами по подлокотникам и придумывая себе занятие. Поглядел попутно на паренька. Что он опять там ищет? Наши взгляды мимолетно пересеклись. И я вернулся к мысли: возможно в своем воображении я забежал слишком далеко, но в мальчугане притаился весьма ценный потенциал, который при определенных условиях питает и формирует личность довольно способную: находчивую, выносливую, умеющую ориентироваться и видоизменяться под влиянием обстоятельств. Очевидно именно таким можно доверить кого-то одурачить, отвлечь, запутать, увести по ложному следу... во имя дела. Вот только какого дела? На тот момент я, разумеется, не мог точно сказать... Потому взял это лишь на заметку и вернулся к поиску того, чем можно скрасить ожидание.

Ну конечно же: часы.

Придвинувшись ближе к лампе, я запустил руку в карман, вынул вещицу и принялся ее пристально изучать. Ну надо же, какое поразительное сходство... Лицевая сторона поблескивала двумя циферблатами. Тот, что меньший сделан из золота, как и пара стрелок, сопутствующих ему. Тогда как большой циферблат выполнен из менее драгоценного металла - серебра. Но не смотря на это, даже я, никогда не имевший несметных богатств, не сказал бы, что сей предмет произведение искусства. Поэтому интриговала не их отделка, а довольно странные особенности, назначение которых непонятно мне. Как будто это вовсе не часы: стрелки малого циферблата идут задом наперед, а у большого движется только минутная, и указывает она неизменно в одну и ту же сторону, как бы ты их не развернул. Кроме того, если смотреть на серебряный циферблат, то римские цифры золотого вверх тормашками, а когда перевернешь часы, то все с точностью до наоборот. Но больше всего меня поразило не это. Диковинный предмет ведет себя в точности так же, как и те самые часы, что несколько лет назад перед смертью мне оставил непонятно для чего таинственный мистер Браун. С тех пор они хранятся в пасти маскарона "Книги жалоб". Назначение их не удалось разгадать. Только единственным, пожалуй, отличием между двумя схожими изделиями были цифры, нацарапанные от руки на обратной стороне корпуса. На этих надпись гласила: 7 1/4.
Не покойный ли Браун озадачил семейство Себастьяна? Если так, то от чего же аналогичный дар, который он сопровождал многозначительными словами "когда окажетесь в бедственном положении откройте часы", находится в руках неуклюжего мальчишки, вместо того, чтобы покоиться в тайнике? Ведь почтенный мистер Браун намекнул тогда, что никому не придет в голову искать тайник в зубастой книге, а если и придет, то рука злоумышленника останется в пасти маскарона, едва тот попытается выудить оттуда предмет… Несомненно, надо выцепить парня и задать вопросы. А пока… Подобрав ладонью цепочку, я поднес часы к уху и слегка их встряхнул. Послышался звук. Значит внутри и этого механизма было кое-что сокрыто. Затем поднес часы к носу и принюхался. Какой-то металлический предмет внутри. И что же это может быть?

Испустив тяжкий вздох, я вновь принялся вертеть в руках загадочную вещицу, дразнящее заигравшую бликами.

0

15

Автор поста: Mercuzio Piardi

- Они не показывают время… - Сказал Меркуцио и прикусил губу.
Занятие мистера Скабиора привлекло его внимание и напомнило, как он так же вертел похожую вещицу в руках, пока отец не отобрал. Не рассердился, что мальчишка трогает нечто важное, ему не принадлежащее, а просто потянул за цепочку и улыбнулся… как чему-то забытому, любопытному:
«- Дай-ка сюда!
- Но, пааап!... Они здесь валялись… Это часы? Они не тикают!
- Лежали… Они здесь лежали и хранились, пока кое-кто не решил, что имеет право взять их в руки!
- Здесь какие-то цифры, пап… Они были в ломбарде? Всего девять лир и пятнадцать сольдо*?
- Угу… За такой антиквариат. Правда, дешево?... Ты аконит покрошил?»

Мерк никогда и представить себе не мог, что пустяшный диалог всплывет в памяти так явственно. «Часы» тогда отправились в ящик буфета, как вещь, ценность которой невелика, да на чердак отправить жалко, и еще пару раз попадались на глаза, но больше внимание мальчика не привлекали. Может быть, доступность вещи и была ее лучшим хранилищем?

Продолжать шарить по карманам, было невежливо. В конце концов, он должен контрольную писать. Однако, потеря ореха юношу озадачила. «Должно быть, обронил. Когда у стола руки из карманов вынимал, рукавом зацепил.»
- Accio, мускатный орех! – Привычным жестом указал Пиарди в сторону предполагаемой пропажи, шепотом повелев ей явиться. Но мускат, к его удивлению, не выкатился из-под стула, на котором сидел сейчас мистер Адам Скабиор, а… вынырнул из кармана мужчины!

- Мряу?! – Гневно оповестила о своем приходе Миссис Норрис, блеснув от порога тускло зелеными глазами. – Мра…мряу!
- О, Мерлин! Простите, я опоздал!
Не всякая дама обладает тем достоинством, с каким пушистая леди несла свой хвост. Она обвела присутствующих строгим взглядом, добавила голосу громкости и убедилась, что манкирующий своими обязанностями помощник завхоза понял всю глубину своего падания.
- Нет, я совсем не забыл! – Пытался оправдаться несчастный, которому уже минут двадцать, как полагалось быть на дежурстве. – Профессор Травологии, мистер Скабиор, - жест в сторону мужчины должен был призвать того в свидетели, - дал мне Контрольные вопросы, - парень на полном серьезе показал кошке наполовину исписанный пергамент и продолжил, - не думаю, чтобы мистер Филч был против, того, что я учусь… так ведь?
Мисс Норрис была в курсе воззрений мистера Филча на магическое образование. Она аккуратно уселась и позволила мальчишке продолжать оправдываться.
- Мне очень жаль, что так получилось, но… Вы ведь объясните ему, Миссис Норрис? Вы ведь скажите, что я немного задержусь? На час?
Меркуцио не смел ее погладить. Обходиться с пушистой леди следовало крайне почтительно. Ему вменялось в обязанности вычесывать мех, но не более…
- Я буду так обязан вам, Миссис Норрис… Кусочек ветчины?
Последнее было произнесено вкрадчиво, заискивающим шепотом. И пока хвост ее не скрылся на лестнице, Пиарди в полупоклоне стоял в дверном проеме.

Он выпрямился, коснулся косяка спиной и затылком и посмотрел на свидетеля сей забавной сцены. Во всяком случае, оба они находились в том прекрасном мире, где не принято осуждать человека за разговоры с кошками. Меркуцио тихонько вздохнул, не решаясь задать вопрос. Ну, не спрашивать же мистера Скабиора, как к нему попал чужой орех…
- На ваших… - указал он на «часы» в руках травника, демонстрируя заинтересованность, - есть личный знак мастера?

______________
* на часах Пиарди нацарапано 9 3/4, при этом 1 итал. лира = 20 сольдо

0

16

Тем временем окрестности поглотила темнота. Тонкий как лезвие серп луны давно скрылся за горизонтом, позволив звездам мерцать ярче на чернильном небе. Янтарные глаза окон постепенно гасли, погружая замок в тяжелый сон. Лишь в недрах школы, в ее гулких подземельях не смыкал глаз Северус Снейп: он почти никогда не спал с наступлением темноты, а с некоторых пор отдавал свое напряженное сознание во власть сна лишь на грани уходящей ночи и наступающего утра. Он чувствовал, что остается все меньше времени найти способ передать Гарри Поттеру меч Гриффиндора, чтобы он смог уничтожить крестражи... Но самый страшный миг сказать... сказать мальчику, что и он должен умереть. Что и он сам является крестражем...

Близился час дежурства.

Скользя словно тень и развевая полами мантии точно крыльями Северус покинул подземелья. Безмолвный и непреклонный. Лицо его было словно белый мрамор неподвижным, непроницаемым. Проходя мимо Аргуса Филча и его кошки он не обронил ни слова. Словно не видя и не слыша ничего вокруг.
Молчал и замок. Немой оставалась ночь. Лишь одинокая сова, отправляясь на охоту, устремилась к Запретному лесу. Она описала словно бы прощальный круг над Ботанической башней и вскоре исчезла, обронив перо при взмахе крыльев. Крошечное перышко в свою очередь опустилось на морду одного из драконов, которые стражами охраняли по периметру сооружение. А за ними, сквозь кружева чуть шевелящийся листвы пробивался витражными осколками свет.
О чем говорили преподаватель Травологии и помощник Филча к счастью для обоих не знал никто...

0

17

К тридцати годам меня уже мало что удивляло, но все же признаюсь: события, так укромно развивающиеся в Ботанической башне, начинали меня изумлять... Комментарий юноши по поводу особенностей часов вновь обратил мой взгляд к его ажурному укрытию. Но едва чутье сыщика принялось азартно изобретать цепочку вопросов и действий, как блеснувший удачей миг прервал очередной сюрприз: юный Меркуцио Пиарди, вдруг оставив попытки отыскать нечто крайне необходимое в карманах, в конечном итоге изобразил жест рукой и прошептал заклинание Манящих чар. В тот же миг обломки мускатного ореха победоносно вынырнули… из моего кармана. Все бы ничего, ибо пристыдить меня уже невозможно, да только волшебной палочкой юноша при этом не воспользовался…
Не успел я выразить удивление по данному поводу, как из мрака возникла с визитом миссис Норрис. Внутри тотчас взыграла кровь. Обратиться в черно-бурого лиса и погонять милашку по окрестностям школы было давней и такой чисто звериной мечтой. Оттого неудивительно, что с момента царственного явления и до не менее величественного ухода, кошка завладела моим вниманием. Лишь только когда юноша распрощался с четвероногой дамой и неожиданно напомнил про часы, я вновь ощутил их тяжесть в руке и опустил взгляд на непроизвольно раскрывшуюся ладонь. Чтож, назидательные речи о коварных свойствах орехов придется отложить.
И пряность украдкой скатилась обратно в карман.
- Если ты про сей знак… - развернул корпус часов так, чтобы продемонстрировать Меркуцио нацарапанную сзади семерку с дробью «¼». - …то не имею ни малейшего представления что он означает… Но если это действительно личный знак мастера, как ты говоришь, то, судя по всему, он то ли дико спешил, то ли гравировал в потемках, оттого и вышло криво, - на лице шевельнулась улыбка, когда мысленно представил и то, и другое.
- Но… я вижу, что ты уже встречал подобные часы, не так ли? – Скорее это был не вопрос, а утверждение, и здесь я сделал паузу, чтобы взвесить каждое слово – Но я в свою очередь обнаружил, что… они не единственные в своем роде. Есть еще одни часы, и они поразительно дублируют странности этих. На их корпусе тоже нацарапаны цифры, однако совсем иные. И что особенно примечательно: нацарапаны значения от руки, да только уже другим чародеем. Может быть ты … - подобравшись к заветному моменту, я в последний момент остановился, осаждаемый засуетившимися сомнениями.

Нет, слишком рискованно упоминать имя человека, который унес в могилу сокровенную тайну…
А так хотелось узнать: кем же был в действительности Николас Браун, скоропостижно скончавшийся более десяти лет тому назад? Высокий и статный, несомненно обладавший солидным состоянием, господин, внезапно снизошел до дерзкого мальчишки с забавным именем – Адам Скабиор, чтобы тайно обучить его анимагии и за день до смерти успеть вручить странные часы… Да вот незадача: ценность он успел надежно спрятать в пасть маскарона «Книги жалоб», что с тех пор покоится в холле гостиницы «Стервятник Граф», а поведать о том, как ею воспользоваться не потрудился. Или же побоялся. Словом, длинный шлейф загадок сопровождал замысловатый механизм. А сейчас вдруг обнаружилось, что у него еще и двойники существуют…

Я скользнул взглядом по оранжерее, обдумывая это все. Вьюнок к тому времени угомонился, прижав к себе шерстяной пучок. Его загребущие стебли уютно свились вокруг колышка и погрузились в сонное оцепенение. И в самом деле, сумерки за стеклянными гранями яруса густо почернели. Слабые очертания окрестностей пропали совсем, а сиявшие глазницы башен гасли одно за другим, словно смыкая уставшие веки. Однако я меньше всего сейчас жаждал сна и снова остановил взгляд на молодом человеке.
- У тебя есть точно такие же часы, верно? И у них тоже имеется тайник, внутри которого что-то спрятано и тебе посчастливилось его открыть?

0

18

Автор поста: Mercuzio Piardi

- Они не мои, папины...
Должно быть эта вещичка и вправду замечательная: то немногое, что Меркуцио знал о них, приплюсовалось к только что услышанному - будто добавилась еще одна бусина к рассыпавшемся четкам – встало на свое место. Юноша отстранился от притолоки, парой шагов преодолел расстояние до сидевшего мужчины и коснулся корпуса часов, теплого от чужой руки. Указательный палец провел по еле ощутимым цифрам.
- Да, они не гравированы. Выцарапаны. Но не как у нас… те процарапаны глубже. – Пиарди задумчиво сравнивал увиденное прежде и теперь. – Я думал, что это цена. Или номер из ломбарда… или дата. Но почему с четвертью? На этих тоже четверть. - Палец-исследователь покинул тусклое серебро и рассеянно коснулся кончика мальчишеского носа.
Совпадения не случайны, они даже не говорят, они вопят о том, что владельцы «часов» вот-вот приблизятся к некой тайне.
- Тайник говорите вы, сэр? Нет, я не помню никакого тайника. Но мы можем написать моему отцу, он, думаю, не откажется рассмотреть их более тщательно.
Обращаясь к визави, юноша поднял глаза. Мистер Адам Скабиор не забавлялся безделушкой, он был, как никогда серьезен. Меркуцио хотел вежливо заверить, мол, папа ответит непременно, только вот вспомнилось, что письма от него уже с месяц не доходили. Итальянец помолчал, чувствуя внимательный взгляд, нужно было бы продолжить разговор, да слова не находились, а вместо них в голову полезли мысли: «… почему он так внимателен, рассматривает… что-то я не так сделал… что же я вообще… сделал…»
Ну, конечно! Чертов орех! Меркуцио вспомнил такое естественное для него движение, выманившее мускат на свет из темноты чужого кармана. Лоб мгновенно покрылся испариной, юноша машинально завел руки за спину и прикусил губу. Вспомнилось папино: «… вот тебе твоя извечная беззаботность, мальчишка! - на мелочи прокололся»

«Ах, нет, не может быть, чтоб он заметил и придал этому значение» – Начал успокаивать себя Меркуцио, хотя прекрасно понимал, что готовиться надо к худшему. И юный ум, ухватившись за единственно верную тему разговора, интересовавшую сейчас обоих, поспешно продолжил, стремясь выдать свое смятение за паузу раздумий:
- …И все же, почему четверть? Может быть, их всего четыре штуки, а цифра над дробью порядковая? Тогда что означает первая? А если это дата, то четверть – это квартал, да? Опять же, что значит первая цифра…

И он посыпал вариантами, наигранно оживляясь, жестикулируя - старясь отвлечь Скабиора и заставить забыть о недавнем жесте беспалочника. Пусть лучше рассердится на дерзость или глупость, авось, строго не накажет.
- Дата – это удобнее всего. Дата встречи… Нет… День и час?«И все таки профессор Скабиор из Пожирателей. Он ищет членов Отряда Дамблдора. Он ищет… Мерлин, помоги мне! Что может ему в голову взбрести, а мне теперь даже защититься незаметно нельзя будет!» - Но почему тогда написано не одно и то же?
Юноша нервно улыбнулся - иссяк поток предположений - и пока в голову не пришло что-либо еще, Мерк поспешил заполнить время шуткой:
- Вот четверо магов соберутся в одном месте, но только один из них явится ранней весной, а другой – ближе к лету…

0

19

Я был несколько удивлен, когда юноша отважился приблизиться ко мне, да еще коснуться часов, словно поддался безотчетному соблазну. И разве мог я отстраниться? Упустить возможность узнать ближе зацепившего меня парня и заодно пополнить сведениями историю о занятном предмете? Да ни за что…
Раскрыв ладонь еще больше, я увлекся созерцанием юношеской руки. Палец водил по корпусу механизма. Кожа дышала южным теплом, несмотря на прохладу в башне и беспокойство, которое молодой человек безуспешно пытался унять. Рука не изнеженная, трудолюбивая, говорящая... то бишь способная выразить многое без слов. Только сейчас заметно была скована в движениях, ведь обстоятельства не слишком располагали ее обладателя к непринужденным манерам…
Между тем цифры на часах подталкивали Меркуцио к рассуждениям. Я чутко следовал за ходом его мыслей, как только что следовал за его рукой. Они были прерывисты и скакали, будто вели меня по ухабистому пути. И все же обрывки фраз проясняли детали в картине сведений, которую так безнадежно, казалось бы, заволокло загадками и временем. Внутри разыгрался с новой силой азарт. Приоткрывшая веки тайна властно манила меня в неизвестность своим бездонным взглядом, подобно тому, как подводная пещера разевает чудовищную пасть перед искателем глубин...
Неудивительно, что вскоре я напрочь забыл об украденных дважды орехах. Наши взгляды в который раз пересеклись. Судя по всему, артефакт молодого человека занимал сейчас менее всего и я смутно догадывался что так его встревожило. Но это после, все после… Подгоняемый жаждой узнать большее, я намеренно не придал тогда значения тому, что за юношей успел заметить, не стал заострять внимание на его жестах, не соответствовавших распаляющимся думам.
Решительно отмахнувшись от всего, что не касалось механизма, я подхватил услышанное, как только иссяк беспорядочный поток слов:
— Так значит часы твоего отца? Ну что же… и в самом деле, было бы неплохо обратиться к нему. Только… — вновь захлестнуло опасное искушение упомянуть Брауна, — …только рекомендую не письменно, а каким-либо иным способом. Кто знает… может быть вещица не так безобидна, как кажется. Не стоит… рисковать. – Осторожно намекнул на царящий режим в замке, призывая юношу к осторожности.
О том, что у самого часы надежно спрятаны я распространяться не стал. Кстати, не верный ли признак их значимости наличие потайного места? Несомненно...
Раздались удары колокола. Башенные часы отбили ровно десять раз. Надо же, только что было восемь, а уже подступает полночь. Чтож, я спрятал ценность в нагрудный карман своего черного пальто, вооружившись намерением завтра же найти беспечного мальчишку, и в тихом месте допросить. А пока…
— Кстати, как там у тебя обстоят дела с Контрольными вопросами? Прошло уже два часа. — стул зловеще затрещал, едва я поднялся с него и потянулся, чтобы размять затекшие мышцы. Глянул попутно в окно, обшарил взглядом окрестности. Хм… а ведь где-то поблизости миссис Норрис. Смутно ощущается ее зловещее присутствие. Шпионка. Вот бы проучить тебя. Жаль, что невозможно: отовсюду, даже за расщелинами стен таращатся взгляды и топорщатся вострые уши.
— Если что у тебя есть еще час в запасе, — не оборачиваясь проронил я Меркуцио, увлеченный поисками сверкающих в темноте кошачьих глаз.

0

20

Автор поста: Mercuzio Piardi

- О, да… да, конечно… - Меркуцио не совсем понял, почему такой пустяшной вещи придается такое значение, и хотя подспудно уже зашевелилась мысль о том, что несколько однотипных часов с двумя циферблатами и странным цифровым кодом уж точно приведут к тайне. К Тайне с большой буквы, объединяющей многих. Что-то смутное, непонятно важное грезилось ему в бережном обращении мистера Скабиора с раритетом тусклого серебра.

Час в запасе! Как бы не так: мистер Филч, небось, уже готов шкуру с парня спустить, появись он так поздно. И никакие оправдания не помогут – нужно было выбирать для учебы «приличное» время. И почему люди, подобные школьным завхозам, твердо убеждены: все, что делается после отбоя – безнравственно?
- Я уже почти закончил. Долго не задержу вас! – Пообещал Пиарди, вернувшись к конторке.

Оставленный без присмотра пергамент свернулся в трубку, карандаш запропастился куда-то… Меркуцио со вздохом взялся за перо и принялся аккуратно прописывать «… а так же сбор и сушка мандрагоровых яблок должны производиться в строжайшем соответствии с…» - то есть ровно с того же места, на котором прервался, когда начал по карманам мускат искать и зашла Миссис Норрис.
Экзамены ему не сдать, да и не сдавать, ведь не студент, хоть и выпросил себе разрешение учиться, что, как верно подметил когда-то мистер Снейп, собственная блажь. К слову сказать, после этой блажи, он стал относиться к юному помощнику завхоза чуть более внимательно. А когда побледневший от собственной наглости Мерк напросился на индивидуальные часы обучения, профессор не нашел повода отказать столь необычному ученику. С тех пор Филч, отнюдь не посвященный в все тайны своего подчиненного, брюзжал, что ничего путного в том не видит, Пиарди, под статусом сквиба, посещал «доступные его пониманию» уроки (историю, травологию, астрономию с астрологией… сами понимаете, там палочки и магическая сила не больно требуются) и втихомолку пыхтел над зельями и заклинаниями, а Снейп, как бы нехотя и небрежно направляя мальчишку по дорогам знаний, помогал хранить его секрет. За прошлый 1997 год, юноша значительно продвинулся по сравнением со своим домашним образованием и в декабре 1998 годов был продолжать грызть гранит науки с рвением едва ли не большим. Не смотря ни на какие войны и местные неприятности…
Чернильные крестики отметили выбранные места теста, еще несколько строк запестрели там, где следовало описать места произрастания визгоперки, и юноша решительно закончил.

- Вот, мистер Скабиор. – Пергамент с контрольной возвращался к преподавателю заполненный наполовину презренным маггловским графитом, частично – благородным перепелиным пером. За содержание Мерк не слишком беспокоился, более чем в половине ответов он был уверен, а в остальных высказал свое мнение и был готов к новой порции учебников, буде с ответом не угадал.
- А когда вы проверите?.. – Нет, не надо считать вопрос дерзостью: мальчишке просто необходимо знать насколько безопасной для него будет следующая встреча и успеет ли «розыскник» основательно забыть и свои первоначальные вопросы по поводу «Отряда Дамблдора», и, что еще важнее, так и не высказанное вслух утверждение о его беспалочной магии. Пока Меркуцио заканчивал свою писанину, он не мог отвязаться от мысли, что попал на крючок. Да еще на какой крючок! Взгляд у этого мистера Адама Скабиора самый, что ни на есть проницательный . Ох, Мерлин, что-то еще предстоит…

0


Вы здесь » ПОРТАЛ » Архив Историй и Глав » Что-то я забыл сделать... | 1 декабря 1997 | Свиток № 7